Частная медицина и ориентация на пациента

Здоровье в России и мире — новости медицины, новых исследований и здорового образа жизни

  • » rel=»nofollow»> Печать
  • E-mail

In Блог о здоровье Post 26 января 2018 в 15:27 By Ева Титова Просмотров: 547

На постсоветском пространстве медицинская отрасль начала интенсивно развиваться в формате частной медицинской практики. Не следует спорить, лучше это или хуже, главное, что у человека появилась альтернатива, на рынке — конкуренция и скачок в использовании передовых технологий.

Отметим, что в Европе уже достаточно высокая сеть частных учреждений – 22-45 процентов. Частная медицина утверждается и занимает свою долю в медицинском секторе мира, пациенты видят ее преимущества. Помимо этого, она служит модернизации здравоохранения в целом.

Что сегодня может предложить на рынке медицинских услуг сеть частных клиник? Практически все услуги и на достаточно высоком уровне.

Если внимательнее изучить работу таких клиник, то станет понятно, что в них созданы все условия для получения профессиональной медицинской помощи – опытные специалисты с научными званиями, современное оборудование, новейшие технологии лечения.

К примеру, частные центры под эгидой «СМ-клиника», которые созданы в Москве и Санкт-Петербурге http://mosclinic.ru/medcentres/smklinika , представляют из себя крупный медицинский холдинг. В него входит больше десятка учреждений – многопрофильные центры, клиники узкой специализации, репродукционные центры, пластической хирургии и другие.

Многопрофильная направленность позволяет клиенту выбрать программу, по которой он будет получать услуги. Они могут быть различными, в соответствии с потребностями.

Если это программа для детей, то она охватывает все аспекты развития ребенка и требуемой помощи, если для семьи – все, что касается семейного здоровья.

Частные клиники проводят множественную диагностику. Наряду с распространенными УЗИ, КТ и МРТ, предоставляют и другие виды обследования – мультиспиральную томографию, велоэргометрию и тредмил-тест, суточный мониторинг состояния органов и пр.

Как правило, в сети таких клиник существуют детские центры, репродуктивного здоровья, стоматологии, центры эстетической хирургии и другие.

Например, в отношении косметологии работают по нескольким направлениям, каждое из которых насчитывает по пять и более услуг, в том числе по диетологии и коррекции веса, терапевтической, инъекционной косметологии.

Практически только в частных клиниках занимаются пластической хирургией и репродукцией. Так, в пластической хирургии выполняют эстетическую, реконструктивную пластику. В клиниках репродукции планируют и ведут беременность, лечат бесплодие, заболевания репродуктивной системы.

Частные стоматологические центры обеспечивают современные технологии и качественные материалы при лечении зубов. Наряду с терапией, хирургией и ортодонтией, по современной методике осуществляют ортопедические манипуляции и имплантологию с использованием современных имплантов и технологий.

Исходя из этого, трудно оспаривать то, что частная медицина составляет высокую конкуренцию на рынке услуг, оказывая качественную и разностороннюю медицинскую помощь благодаря мобильности, освоению новых технологий, и главное, ориентации на пациента.

Основные фазы общения врача и пациента

Фаза контактная, т.е. фаза установления контакта. Это довольно короткая по продолжительности фаза, однако она является очень важной, т.к. на 40% определяет дальнейший успех общения с больным. Диагностический процесс для врача начинается уже с момента появления больного: его внешнего вида, особенностей речи, походки и т.д. Однако нельзя забывать, что и больной с первых мгновений встречи оценивает врача, а создающееся у него впечатление является фундаментом будущего психотерапевтического влияния.

Большую роль в решении этой задачи играет невербальное поведение врача: доброжелательные выражение лица и интонации голоса, открытая, естественная поза, устремленный на больного взгляд. Кроме этого, больной обращает внимание на внешний облик доктора и его рабочее место: врач должен быть одет в чистый халат, иметь опрятный внешний вид (без избытка косметики, украшений, парфюмерии), на рабочем месте врача должны быть чистота и порядок, необходимые инструменты и документация — под рукой. Все это создает у больного благоприятное впечатление о враче, как об аккуратном, организованном, ответственном человеке, и такому врачу больные в большей степени склонны доверять как специалисту.

Фаза ориентации —фаза, в которой врач, ориентируясь в установках, ожиданиях больного, стремится понять, в каком состоянии находится пациент и в какой помощи он нуждается. Зачастую, обращаясь к врачу, пациенты пребывают в различных состояниях, испытывают негативные эмоции — тревогу, страх, беспокойство, неуверенность, подавленность, разочарование.

В фазе ориентации необходимо дать больному возможность высказаться, отреагировать накопившиеся эмоции, освободиться от негативных переживаний. Если больной может проговорить свои переживания, рассказывая врачу о том, что с ним происходит, включается механизм, названный З.Фрейдом «катарсис» (в пер. — «очищение», «освобождение»), заключающийся в снижении эмоционального напряжения путем вербализации переживаний. На механизме катарсиса построено терапевтическое воздействие классического психоанализа. Кроме того, в течение рассказа больного врач получает возможность оценить его интеллект, память, уровень развития, особенности характера, что позволит выбрать подходящий тон в дальнейшей беседе.

Выслушивая больного, врач формирует несколько гипотез, касающихся предполагаемого диагноза, тяжести состояния больного, характера медицинской помощи, в которой он нуждается, которые проверяет в период следующей фазы общения.

Фаза аргументации– период активного взаимодействия врача с больным, в течение которого врач задает дополнительные уточняющие вопросы, выясняя важные для понимания состояния пациента детали, проверяет гипотезы, выдвинутые в предыдущей фазе, формирует собственное мнение.

Если в процессе общения с доктором пациент демонстрирует различные негативные эмоции, например, гнев, агрессию, раздражение, подавленность, апатию и т.п., врач должен постараться максимально проявить терпеливость, терпимость, тактичность по отношению к такому больному, что позволит изменить его эмоциональное состояние и, в дальнейшем, вызовет чувство благодарности и большего доверия к врачу.

В случае первого обращения пациента, врач также дает направления на лабораторные исследования, обследования других специалистов для установления окончательного диагноза. Если речь идет о повторном визите, то врач тщательно изучает всю имеющуюся у больного медицинскую документацию (результаты анализов, заключения специалистов и т.п.), ставит диагноз и делает необходимые назначения.

Во время беседы с больным не следует высказывать ему свои предварительные диагностические предположения, какими бы очевидными они не казались. Давать советы и рекомендации, делать заключение надо только после окончательного обследования, тогда слова врача приобретут особую значимость и убедительность. При этом сообщение диагноза больному должно носить скорее описательный характер, следует избегать сложных медицинских терминов и понятий, которые представляют трудность для восприятия больным и могут быть не совсем ему понятны.

Читать еще:  Чем лечить диарею у детей?

Фаза корректировки, или обратной связи —заключительная фаза общения с больным.

Врач объясняет больному план лечения, осуществляет лекарственные назначения, а при необходимости — рекомендаций по режиму и диете. Кроме того, врач отвечает на возможные вопросы пациента, касающиеся его болезни, тактики лечения, возможного прогноза заболевания. Если у врача возникают сомнения в том, что больной все понял и запомнил, он должен собственноручно записать свои назначения и рекомендации, чтобы быть уверенным в их точном выполнении.

Врач должен убедиться в том, что больной, сформировал объективное представление о своей болезни и готов выполнять все назначения. Врач кратко подводит итоги беседы, обобщая все сказанное ранее, при необходимости повторяя и акцентируя внимание пациента на самых важных моментах беседы. Врачу желательно не указывать четко очерченных календарных сроков излечения, тем самым не навлекая гнев и возмущение больного в дальнейшем в случае неоправданных прогнозов. Кроме этого, врач назначает дату и время следующего визита пациента. В заключении доктор должен сказать больному что-нибудь ободряющее и внушающее надежду на выздоровление или улучшение состояния.

93.79.221.197 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Ориентация на пациента

О развитии частной медицины в стране и правах пациентов частных клиник говорили на слушаниях в ОП 11 ноября.

Председатель Комиссии ОП по охране здоровья Евгений Ачкасов отметил, что навязывание пациенту услуг — самая типичная жалоба граждан. По мнению участников заседания — а это были, в большинстве, представители частной медицины — пациент в частной клинике более защищен с точки зрения закона, а причинить вред здоровью могут и в госучреждении, тем более что врачи одни и те же, и учатся они в тех же учреждениях. А пациент все равно платит: частной клинике, государству или в чужой карман.

«Платные услуги в бюджетных учреждениях — это аморально, — заявил профессор кафедры управления, экономики здравоохранение и медицинского страхования РГМУ Александр Лебедев. — Тревожно, что, в новом законе „Об охране здоровья граждан“ бюджетникам позволено заниматься оказанием платных услуг, что в дальнейшем будет подрывать ценовую политику всей системы здравоохранения».

Он отметил, что сегодня частная система ориентирована на пациента, в отличие от государственного и муниципального здравоохранения, ориентированного на исполнение государственного задания. Однако пациент может оказаться не в фаворе и в частном сегменте медуслуг: множественные административные барьеры, сложности в лицензировании, с которыми сталкиваются частные клиники, отсутствие взаимодействия с органами власти, дефицит медицинских кадров — отвлекают медиков от человека, которому требуется медпомощь.

«Отсутствует государственная система здравоохранения, никто не знает, какую систему имеем и какую хотим построить, — считает Лебедев. — Многие вспоминают советскую модель, но вернуться к ней невозможно, это равносильно смене политического строя». На сегодняшний день 15,5 миллионов человек в России ежегодно обращаются к врачам частной медицины, в этом сегменте работают 45 тысяч субъектов частной медицинской деятельности, 200 тысяч работников занято в сфере частной медицины, при этом 50% совмещают работу: утром — в бюджетном, вечером — в частном секторе — приводит данные Александр Лебедев.

Не надо делать из врачей частник клиник злодеев — настоятельно подчеркивали участники слушаний. «Не только частные клиники убивают пациентов, почему мы 100% проблем записываем на счет частных медиков, к услугам которых обращаются 10% населения? К проблеме качества услуг надо подходить комплексно», — считает заместитель председателей НПСП «Лига» Ирина Павленко. По мнению эксперта, в результате системных проблем в сфере здравоохранения страдает любой пациент, а претензия по объему услуг не относится только к частникам: превышение объема медпомощи происходит в 99% случаев на любом платном приеме.

«Защита прав пациента во многом зависит от той политики, которая существует в здравоохранении, — отметил член правления НП „Объединение частных медицинских клиник и центров“ Олег Рукодайный. — Теневые приемы — болезнь и частной, и госмедицины. Доля теневых приемов оценивается в 30%». Эксперт привел данные, согласно которым, годовая выручка частного сектора медицины — 200 млрд. рублей, из них чистой прибыли — 50 млрд. рублей, в то время как объем теневого сектора государственных и муниципальных клиник −100 млрд. рублей. Эти цифры, по мнению, Олега Рукодайного, опасный сигнал, поскольку пациенты в последнем случае, платят не за качество, а за доступ к услуге.

Много нареканий вызвало у участников лицензирование в сфере медуслуг. «Больше проверяется хозяйственная деятельность, а не медицинская, которая как раз и подлежит лицензированию, — заявил вице-президент НП „Содействие объединению частных медицинских центров и клиник“ Сергей Лазарев. — В системе лицензирования нет врача и пациента, ради которых все и делается». По мнению эксперта, уделять внимание нужно качеству медицинской деятельности, безопасности технологий, соблюдению стандартов безопасности, а не помещению и оборудованию. «Лицензионный контроль нужно переводить в сферу мониторинга показателей качества медицинской помощи», — комментирует Сергей Лазарев.

Разрешение проблем частной медицины участники видят в создании саморегулируемых организаций. Ужесточить и привлечь — этот путь, по мнению медиков, неэффективный. Саморегуляция поможет и пациентам ориентироваться среди клиник, и частникам отсеивать недобросовестных коллег, решать споры в досудебном порядки, а также наладить цивилизованную систему, в центре которой здоровье человека.

Ориентация — на пациента!

Поэтому все мы так чувствительны к ее проблемам. Проблем в отрасли немало, но власти их планомерно решают: выделяются деньги на оборудование, реновацию и строительство больниц, повышение зарплат и соцобеспечение медиков.

Письма и жалобы читает губернатор

Тот же пресловутый дефицит врачей в области хоть и не исчез совсем — да и возможно ли это в одночасье — сокращается. С 1,3 тысяч до 850 человек.

За три последних года в медицину региона-33 вложено 5 миллиардов. При этом в АВО понимают: сделать предстоит еще очень много. Власть знает реалии — свидетельство тому письма обычных людей, которые губернатор Светлана Орлова постоянно цитировала на расширенной коллегии департамента здравоохранения 26 апреля. Коллегию посвятили ходу реализации госпрограммы «Развитие здравоохранения Владимирской области на 2013-2020 годы». Люди жалуются глава региона на проблемы с попаданием к «узким» специалистам, на волокиту в поликлиниках, на сложности с записью через интернет, на взятки. Орлова тут же давала поручения по каждому сигналу: разобраться, обязательно помочь людям. Выполнение проконтролирует лично.

Читать еще:  Чистка лица: суть процедуры

Одна из пациенток, Светлана Георгиева, сама выступила на коллегии. Дескать, т.н. «ябедные ящики» часто даже мешают лечить. Люди жалуются руководителям на непокрашенные стены в поликлинике и прочую ерунду, а о реальных проблемах не говорят. Некоторые пациенты демонстрируют чудеса наглости: вовремя в больницу не идут, а потом дергают «Скорую», участковых врачей, устраивают истерики, жалуются в СМИ и доводят ситуацию до абсурда. Врачи в итоге даже за их анализами сами ходят.

Орловой неравнодушное выступление Георгиевой понравилось. Она даже спросила женщину, не хочет ли она работать в департаменте здравоохранения и быть там «возмутителем спокойствия».

— Все сразу мы, конечно, исправить не можем. Но надо идти по этому пути планомерно, выбирая приоритеты. На местах решение проблем медицины должно быть под строгим контролем руководителей, — уверена Орлова.

Кое-кто из главврачей районных ЦРБ (все они были на видеосвязи с коллегией) вызвал возмущение губернатора отсутствием конструктивной реакции на сигнал о недостатках в «его» больнице.

— Любая региональная система здравоохранения дефицитна во всех странах мира. Но развивать надо прежде всего поликлиники. Что чем они хуже, тем больше перегружены стационары, — сказал главный внештатный невролог ДЗ АВО, замглавврача по региональному сосудистому центру ОКБ Андрей Мнев.

И вот Светлана Орлова сделала вывод: областной центр нуждается в новой большой современной поликлинике. Площадка под эту поликлинику уже подбирается. Идет и крайдфандинг.

Три года позитивных перемен

ДЗ АВО показал на коллегии слайд-шоу: как фото не приведенных в порядок больниц и ФАПов, так и тех учреждений, которые за три года из ветхих превратились в образцовые. Наглядно. Директор департамента Александр Кирюхин все свое выступление построил на таких сравнениях: было-стало. Он напомни — еще три года назад ситуация в отрасли была вообще критической. Койки сокращались, неразбериха между бесплатными и платными услугами в госучреждениях росла, людей вынуждали платить за то, что им по закону было гарантировано по полисам ОМС. О новых больницах речи не шло. А вот дорогущее оборудование закупалось активно и часто — по странным ценам. И в медучреждения, где для него не было ни помещений, ни специалистов.

Всплыл, например, такой нюанс из прошлого. Владимирцы сейчас жалуются на огромные очереди в детской городской поликлинике № 1. Но в главврача Татьяну Максимову никто не может бросить камень. Одно из зданий (на Студеной Горе) еще при прежней администрации города у поликлиники забрали. И сейчас там банк. А поликлиника вынуждена в месте с плановой проходимостью на 300 пациентов в сутки принимать до 800 человек. Врачи ведут прием по двое в одном тесном кабинете!

Орлова тут же подняла Андрея Шохина и предложила оперативно что-то поликлинике подыскивать.

— Не дело, что дети так мучаются. Они там в толчее еще по три болячки подхватят! — сказала она. И, судя по всему, первой детской скоро достанется помещение в 800 м2 в новом здании на Нижней Дуброве. Кирюхин обнадежил:

— Оборудование туда уже закуплено. За 10 дней заселимся!

А вот еще проблема: ОКБ не первый год борется с нерадивым поставщиком продуктов питания («ВВ» как-то писали об этой борьбе). Тот под разными юридическими «личинами» заявляется на тендеры, демпингует и выигрывает. Но поставляет некачественные продукты, вернуть которые не просто. Но вернуть — это одно. А чем кормить пациентов? Глава регионального УФАС Алексей Потанин говорит, что у этого господина 37 фирм. На коллегии решили заняться нерадивыми поставщиками всем миром: прокуратура, УФАС, экспертная комиссия.

Лицом к людям, внимательнее к деталям

Из «медицинских» пяти миллиардов три направили на оборудование, а два — на ремонт больниц и поликлиник. Результат? Он есть. Продолжительность жизни в области растет, смертность постепенно снижается. В т.ч. младенческая смертность, смертность от болезней кровообращения и органов пищеварения, от туберкулеза. На треть меньше стало летальных исходов от ДТП.

Но сейчас, обновив фонды больниц и продолжая эту работу, власти настойчиво ориентируют нашу медицину на пациента. Дескать, условия работы медикам создаются, пора им во всех смыслах думать о гражданах. Кирюхин заявил, что врачи должны видеть и слышать человека. Орлова с этим согласна:

— Необходимо активнее внедрять электронные технологии в медицинских учреждениях, освобождая докторов от лишней работы с бумагами. Они должны время тратить не на бумажки, а на людей.

Главный внештатный специалист Минздрава по инфекционным заболеваниям Ирина Шестакова призвала региональных коллег быть внимательнее и к людям, и к деталям. Она огорчалась, что за 25 лет инфекционно-эпидемиологическая служба страны из самой мощной в мире превратилась в заброшенную. А биоугрозы растут постоянно. Но огорчаться надо и всем нам — почти 40 процентов умирающих от инфекций сограждан — люди до 40 лет. Самые работоспособные. Еще Шестакова призвала не манипулировать со статистикой — мол, замыливание проблем их только усугубляет. В регионе-33, по ее словам, нехватка врачей-инфекционистов составляет порядка 50 процентов, хотя это проблема всей страны. Но решать ее надо системно, иначе все действия будут бессмысленным сгоранием денег в бездонной яме.

Частный сектор пошел в ОМС

Частная медицина во Владимирской области все активнее работает с системой ОМС. По полисам людей уже принимают 36 частных клиник региона. Хотя нарекания и к ним есть. Губернатор говорит о большом числе обращений на плохое качество услуг и — особенно — на завышение цен. Да, что все хотят зарабатывать, но это не повод обдирать людей, уверена Светлана Орлова:

— Мы — за развитие частного сектора в здравоохранении, но он должен работать как следует!

Например, так, как это делает ковровский I клинический медицинский центр, построенный «Асконой». Гендиректор ГК «Аскона» Владимир Седов сказал:

Читать еще:  Симптомы, диагностика и лечение рака печени

— Мы поняли, что наши люди не могут получить эффективную медпомощь, и сочли необходимыми эти инвестиции.

Седов не только построил отличную клинику, но и провел большую работу по привлечению в нее врачей, обеспечив им и жилье, и возможности профессионального роста. Для многих хороших медиков из других регионов это стало стимулом переехать в Ковров. В системе ОМС Центр работает уже полтора года. А при необходимости предоставляет оборудование, откликается на просьбы муниципального здравоохранения и отправляет своих «узких» специалистов на приемы в муниципальной поликлинике. Половина пациентов уже сейчас — жители всей Владимирской области и даже соседних регионов.

— Конечно, я бы нашел более интересные с точки зрения выгоды варианты инвестирования, чем медицинский центр, — говорит Седов. — Но это был вклад в социальную устойчивость всей области. Так что я рад, что сделал это.

40 тысяч человек из записавшихся к специалистам на портале регистратура.33 во Владимирской области в прошлом году на прием не явились, отвлекли врачей и лишили приема тех, кто действительно в этом нуждался.

1 тысяча процедур ЭКО проведут в 2017 году в репродуктивной клинике во Владимире. Уже сейчас направление в нее получили 400 женщин.

8 тысяч жителей региона получили за 3 года высокотехнологичную медицинскую помощь.

Частная медицина в России: лечение на результат и распределение рисков

Понятие «частная медицина» в России появилось более двух десятилетий назад вместе с появлением первых клиник сегмента коммерческой медицины и значимым этапом в развитии российского здравоохранения. Идеологически частная медицина неотделима от всей российской системы здравоохранения — она ее неотъемлемое структурное звено, существующее в тех же условиях и выполняющее те же задачи, что и медицина государственная.

Адекватный уровень медицины, как абсолютно необходимое условие развития экономики страны, можно обеспечить, если рассматривать медицинскую помощь как услугу, в итоге реализации которой должен быть легко оцифровываемый результат. Медицина сегодня — это не социальная ответственность, не бремя, а прежде всего вид бизнеса. И разумнее ее заказывать у тех, кто ее качественнее оказывает — и здесь не имеет значения, государственные это медицинские учреждения или частные клиники.

Рейтинг медицинских организаций: ориентация на результат

Если есть равный доступ участников в системе обязательного медицинского страхования, если у пациента в рамках этой системы есть реальная свобода выбора медицинской организации — пусть даже между двумя поликлиниками в своем районе, то тут уже можно говорить о формировании клиентоориентированности медицины, где пациент не субъект, а активный участник системы. Государственная власть должна лишь прозрачно распределять и контролировать качество оказания этих услуг между всеми участниками медицинского рынка.

Равный доступ участников системы здравоохранения обеспечит условия для возникновения нормальной конкуренции: в основе распределения объемов государственного заказа на оказание медицинской помощи должен быть рейтинг медицинских организаций, построенный на эффективности и безопасности медицинской помощи. В центре этой системы — прежде всего ориентированность на результат лечения, а не на процесс.

Иными словами, когда медицинские учреждения будут бороться за количество реально излечившихся пациентов, а не за пролеченных (вне зависимости от результата лечения), то выиграют участники рынка, реализующие максимально эффективные методики лечения, а в конечном итоге, выиграет пациент, который сможет выбирать, где помощь качественнее и безопаснее.

Переход к результативному, исход-ориентированному здравоохранению позволит стимулировать равноправную конкуренцию на рынке медицинских услуг и современный уровень качества медицинской помощи.

Программы разделения рисков

Реализуемая сегодня программа риск-шеринга или разделения рисков является важным шагом в переходе от главенства процесса к результативной медицине. «Risk-Sharing» (риск-шеринг) или соглашение о разделении рисков уже реализован в Московской области в лечении пациентов с хроническим гепатитом С: лекарственные препараты у фармкомпаний закупаются на определенных условиях, и их оплата производится только по факту излечения пациента.

Среди основных критериев медицинской помощи здесь главное — результат лечения. Есть результат — есть оплата, нет результата — это финансовые потери для тех, кто продвигает недостаточно эффективную лекарственную терапию. Эта система справедлива, прозрачна и выгодна для тех участников (и медицинских, и фармацевтических компаний), кто может предложить качественный медицинский продукт.

В государственной медицине пилотный проект по внедрению риск-шеринга в этом году стартует в Москве, Калужской и Московской областях в онкологии, гепатологии, неврологии, гастроэнтерологии. В реализации данной программы пока принимают участие только государственные медицинские учреждения. Схема взаимодействия по программе риск-шеринга в данном случае запускается между поставщиком лекарственных препаратов и государством в лице государственных медицинских организаций. Пациент, как активная структурная составляющая, исключен из данной цепочки.

Сегодня лечение гепатита С — это одна из самых перспективных, актуальных задач и вместе с тем одна из «болевых» точек современной медицины. По информации Всемирной организации здравоохранения, от вирусных гепатитов ежегодно умирают до 1,5 млн человек. Россиян с хроническим гепатитом С, по разным оценкам, насчитывается от 3 до 5 млн человек. Причем если от гепатита В существуют прививки, включенные в Национальный календарь вакцинопрофилактики, то в случае с гепатитом С такой прививки нет.

В течение последних лет в Московской области накоплен опыт успешной массовой помощи пациентам с хроническими заболеваниями печени: применение современных схем терапии позволяет достичь излечения у 95-98% больных хроническим гепатитом С.

Благодаря применению высокоэффективных методик, в частности, персонализированной противовирусной терапии, удается добиться излечения пациентов даже на стадии цирроза печени. Важный момент — полная прозрачность этой системы для пациента, начиная с момента первичной консультации у гепатолога, назначения обследования, подписания контракта, определения схемы лечения и оценки его результативности.

В данном случае пациент четко понимает, как и за что он платит и что в итоге должен получить. Пациент — полноправный участник процесса с четко обозначенным результатом. В случае с гепатитом С исход лечения верифицируется предельно просто: если после 12-недельного курса противовирусной терапии в крови пациента вирус не определяется, то налицо результат полного излечения. Если высокочувствительный ПЦР показывает наличие РНК вируса, то, к сожалению, полного излечения не наступило, и пациенту возвращаются деньги, затраченные на лекарства.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector